Главная Пресса О спектаклях Таланты и поклонники. Закулисная история

Таланты и поклонники. Закулисная история

E-mail Печать PDF

На последние числа октября - начало ноября традиционно выпадает очередная серия премьер. Так случается каждый год. Может быть, потому, что осенью публика ходит в театр особенно хорошо.

В этом году премьеры играют при неполных залах: возбуждение первых дней - во время самих трагических событий на улице Мельникова, в бывшем Дворце культуры 1 ГПЗ, - прошло. Тогда люди, наоборот, стремились быть вместе и вопреки ожиданиям шли в театры. Теперь билеты даже на самые аншлаговые спектакли можно купить за несколько минут до начала, в школах лежат распоряжения, запрещающие коллективные походы в театр, но попытки сдать билеты обратно обыкновенно заканчиваются фиаско: в кассах руководствуются правилом, по которому купленные билеты обратно не принимаются. На премьере «Талантов и поклонников» в Театре сатиры  зал был заполнен процентов на шестьдесят, а то и наполовину. В другом театре здешней публики, конечно, хватило бы на аншлаг, но тут зеленоватые - в цвет кресел - прогалины резали глаз и мешали премьерному настроению. И актерам, конечно, мешали.

...Пока неровный, не устоявшийся, несыгранный, спектакль уже на первых представлениях замечателен несколькими актерскими работами. Прежде всего «стариков» Сатиры - Михаила Державина (Нароков) и Веры Васильевой (Домна Пантелеевна). Державин как будто оттолкнулся от давно уже привычного, ставшего его маской образа простака, наивного «неумехи», и, взяв хорошее ускорение, поднимается до высот пронзительного и трогательного трагикомизма. С «хлопушкой», которую он не выпускает из рук и которая в его руках то «усиливает» аплодисменты, то имитирует стук копыт, он сам в эти минуты не ремесленник, имитатор и бутафор, а благодарный и восторженный зритель или ловкий наездник. А когда он принимается крутить машину, которая в театре за сценой изображает ветер, бурю и дождь, Нароков-Державин - сам Лир, вдохновенно противостоящий стихии. А противостоять тут есть чему. В жизни, как говорится, всегда есть место, если не подвигу, так поводу для терпения, пространству для соучастия и сочувствия. Нароков, каким его играет Державин, как будто сложен, составлен из одного сочувствия, готовый послужить жилеткой для всякого еще не выплаканного горя.

Вера Васильева, к которой уже прикрепилось мнение - «как всегда, хорошо», действительно хороша по своему обыкновению, то есть, участлива, в меру конформна, ее Домна Пантелеевна, конечно, желает дочери-актрисе только счастья, и ради этого счастья она сама готова, кажется, на многое. Наверное, она играет более на мастерстве, но этого-то мастерства как раз и недостает молодым ее коллегам по сцене.