Главная Пресса О спектаклях Таланты и поклонники. Старомодная свежесть

Таланты и поклонники. Старомодная свежесть

E-mail Печать PDF

ЗНАМЕНИТЫЙ театр, которым теперь руководит Александр Ширвиндт, пытается найти новые пути: выбраться из загончика, в котором оказался в последние годы, когда угасала сатира, а вместе с ней - изящество и осмысленность театрального действа. Попробовать вкус другого театра, напомнить зрителям и себе самим, что когда-то, во второй половине 70-х, театр по-новому, горько и страстно перечитывал классику - и Маяковского, и Бомарше, и, наконец, самого Островского. «Доходное место» Марка Захарова на долгие годы обеспечило режиссеру и театру славу дерзких смельчаков и мудрых открывателей старого текста.

...Борис Морозов и его соавтор художник Сергей Бархин с радостью вошли в мир Островского, в котором сложность и правда жизни соединены со стихией игры и всевозможных шалостей. Они последовательно внимали Островскому, который знал толк в театральных превращениях. У него в роковую ночь два соперника дискутируют в стихах, а Морозов с Бархиным сопровождают всю эту поэтическую ахинею тревожными раскатами специальной «громовой» машины, которую приводит в действие все тот же Мартын Нароков. У них Негина с тетушкой уезжают в роскошном, обитом красным плюшем, вагоне, который катят на колесиках «слуги просцениума» - монтировщики. Горечь разбитой любви, смятение, страсть, высокое и низкое, дух поэзии и торговли, царящие за кулисами и на сцене, - все, что составляет обаяние пьесы Островского, приправлено всевозможной машинерией и мишурой - смешной, нелепой и прекрасной изнанкой театра.

...Но самое главное - актеры. Они и разукрасили по-настоящему историю о молодой актрисе и богаче Великатове (Юрий Васильев), которого она предпочла бедному студенту-возлюбленному. Чувство свежести и крупной театральной породы возникает от игры молодого Бориса Тенина, точного и выразительного в каждом жесте. Ролью Негиной блестящая Марина Ильина заявляет о себе как об одной из самых сильных актрис поколения. В ней та же порода - память о театральной традиции и поразительная свежесть игры. В такой компании все, даже знаменитая Вера Васильева (Домна Пантелеевна), кажутся совсем юными, точно омытыми освежающим дождем.

И среди них первый - Михаил Державин - Нароков, театральный безумец и поэт, влюбленный в юный талант Негиной. Державин играет так, как давно не играл. Его способность быть простодушным и сентиментальным, его трогательное амплуа простака и маленького человека, его юмор, сопряженный с пафосом, - вызов того старинного театра, где исторгались слезы и пробуждались чистые порывы сердца, театра, который так любил и для которого писал Островский.