Главная Пресса Статьи Верочка, Вера Кузьминична, Вера Васильева...

Верочка, Вера Кузьминична, Вера Васильева...

E-mail Печать PDF

Хорошо, когда всю жизнь близкие называют тебя этим ласковым именем - не Вера Кузьминична, не Вера Васильева, а Верочка. Как звали в «домашнем детстве» и в начале сороковых годов в Московском театральном училище (которого давно уже нет) на курсе знаменитого мхатовца  Владимира Владимировича Готовцева.

Дарование очаровательной мягкости, душевной веселости. Счастливо начавшаяся биография в послевоенном знаменитом фильме Ивана Пырьева «Сказание о земле Сибирской». Недавно восстановленный, он был показан по телевидению. Верочка Васильева - еще не актриса, а студентка-младшекурсница рядом с Ладыниной, Борисом Андреевым, красавцем Владимиром Дружниковым, легендами нашего кино.

Студентка театральной школы, ставшая лауреатом Сталинской премии, да еще (как шептались в те годы) - по желанию самого грозного Хозяина! Такого не случалось. Было от чего закружиться голове! Тем более что и в Театре сатиры, куда она была с легкостью принята, «старшие» и «звезды» обоего пола - Хенкин, Лепко, Поль, Слонова, Зверева - обласкали талантливую и милую Верочку. А дальше пошла жизнь, в которой всего оказалось вдоволь - и радостей, и любви, и горя.

Был человек ее судьбы и режиссер ее жизни, неистовый, феерический Борис Равенских. Был и продолжает быть культурнейший, одареннейший «мейерхольдовец» Валентин Плучек. Он не сразу признал «своей актрисой» Васильеву, но именно у него она грациозно, иронично и стильно сыграла графиню-простолюдинку Розину в «Женитьбе Фигаро» и молодящуюся, дерзко сексуальную Городничиху в «Ревизоре». И молодой, талантливый, стремительно обретавший себя Марк Захаров «случился» в ее жизни. Она почувствовала себя совершенно счастливой, когда он занял ее в своем новаторском «Доходном месте».

С годами Васильева стала любимой партнершей Миронова, Папанова, Ширвиндта, других мастеров-мужчин в богато одаренной труппе Театра сатиры. Баловница судьбы в молодые годы, в зрелости она превратилась в серьезную и разностороннюю актрису. Я видела великое множество ее рядовых, проходных ролей, потому что влюбленная в театр, неистово трудолюбивая, она не отказывалась ни от одной работы. Но я счастлива, что видела и ее главные, «программные» роли, видела, как росло ее мастерство, как рождался и складывался особый тип русской, национальной актрисы. В ее природной музыкальности, певучести оживала стихия старинного русского водевиля; в трогательности ее драматизма был отсвет и отзвук высокой мелодрамы. Безролье всегда мучило ее. Но мягкая, тактичная, в высшей степени воспитанная и умная, «не борец», с тяжелыми обстоятельствами Васильева не смирялась. Она ехала «на работу» то в Тверь к режиссеру Вере Ефремовой, то в Орел к Борису Голубицкому, то в Польшу с Александром Вилькиным, то неподалеку - в Подмосковье, в новый театр к Львову-Анохину. На своих добровольных гастролях она играла не коммерческие пустяки для заработка, а Раневскую, Кручинину, «Воительницу» Лескова или «Блажь» Островского.